Общество надо лечить
Гланая В избранное Написать письмо ФОРУМ
ПОДПИСАТЬСЯ НА НОВОСТИ
 

Общество надо лечить

 
Общество надо лечить

Заглянем в «зеркало» статистики. Цифры ошеломляют. За прошлый год на душу населения нашей страны пришлось по 9,7 литра в год чистого алкоголя, то есть спирта. Это почти 50 бутылок водки официальных торговых марок на каждого, включая младенцев и глубоких стариков, не считая «фанфуриков», суррогатных жидкостей. Есть чему ужаснуться, есть над чем задуматься.

Вот и участники «круглого стола» в редакции «Шуйских известий» - начальник городского отдела образования Е.В. Катырева, ответственный секретарь комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в г.о. Шуя Е.И. Камышева, главный специалист управления образования Шуйского района Е.Н. Скворцова, благочинный Шуйского благочиния протоиерей Василий Добычин, председатель общества трезвости при Преображенском храме И.В. Крюков, заместитель главного врача ЦРБ по скорой медицинской помощи А.И. Тереничев, заведующий наркологическим отделением А.Р. Пантелеев, клирик Казанского мужского монастыря с. Кузнецово иеромонах Иринарх (Левинтович) говорили о том, как сообща бороться с таким злом, как алкоголизм.

 

И. Крюков: Наше общество трезвости вышло с инициативой проведения этого «круглого стола», чтобы обсудить вопросы более тесного взаимодействия таких общественных организаций, как наша, и муниципальных, региональных властей. Конкретные предложения есть и у меня, но думаю, что все собравшиеся также выскажутся на этот счёт.

А. Пантелеев: То, что инициатива пошла «снизу», лишний раз подтверждает: история развивается по спирали. Отрезвление общества ещё в дореволюционной России началось именно с создания обществ трезвости, когда в официальной медицине не было еще понимания проблемы, не было структур, которые бы этим занимались. Лишь потом на волне стихийного народного движения начало предпринимать какие-то действия государство. Сейчас мы возвращаемся на круги своя. Вот и при Преображенском храме возникло общество трезвости. Будем надеяться, что такие общества, а они очень востребованы, будут созданы при каждом храме, что обществ анонимных алкоголиков (сейчас в Шуе одно такое общество) тоже станет больше.

- Принимаете ли Вы участие в работе этих обществ?

А. Пантелеев: Я бывал на собраниях общества анонимных алкоголиков. Там люди абсолютно откровенно обсуждают такие вопросы, которые не поднимают и на приёме у врача. Не дают советов, как избавиться от алкогольной зависимости, никому ничего не навязывают, а просто говорят: я поступил так, мне вот что помогло. Другие делают выводы. Проводим мы совместные собрания и с обществом трезвости при Преображенском храме. Там тоже люди чувствуют себя как дома, они жаждут высказаться, исправить ситуацию, в которую попали. 
Но есть и государственные структуры, которые призваны решать те же проблемы. Это наше учреждение, полиция, но мы вынуждены опираться на законодательную базу, которая несовершенна.

- Вы имеете в виду невозможность принудительного лечения алкоголика без его согласия, о чём не раз писали в своих статьях?

А. Пантелеев: Ладно, если речь идёт о взрослых людях, но мы и подростков не можем заставить лечиться. Нужно или согласие самого подростка, если ему уже исполнилось 15 лет, или обоих родителей, которые, вероятнее всего, сами относятся к разряду алкоголиков. Мы вынуждены ждать, пока проблема не усугубится, и имеем дело с уже сформировавшейся алкогольной зависимостью и её последствиями. А психоактивные вещества, которые сейчас в основном употребляют подростки, вызывают зависимость очень быстро. Конечно, спасибо законодателям, запретившим торговлю этими веществами, когда по стране прокатилась волна смертей подростков, но, сказав «а», пора уже сказать и «б», законодательно разрешив принудительное лечение несовершеннолетних. 
Или ещё одно благое дело - тестирование на наркотики, которое намечено провести в наших учебных заведениях в конце октября. Это тоже значительные государственные средства. Так почему тестирование проводится лишь на добровольной основе? Нетрудно догадаться, у кого рыльце в пушку, тот не захочет пройти тестирование. Так почему бы не сделать его обязательным? Допустим, пришёл подросток на приём к участковому терапевту и тот, заподозрив неладное, назначает тестирование? Ведь никто не возмущается, не чувствует себя ущемлённым в правах при исследовании крови на ВИЧ в стационаре! 
Есть хорошие подвижки в законодательстве о принудительном лечении наркоманов, если они совершат преступление. Но в основном наши законы как бы наказывают людей за болезнь, а не за деяния их. Застукали человека в пьяном виде за рулём - наказывайте по полной программе. Это будет гораздо лучше, чем череда запретов для тех, кто готов встать к нам на учёт. Люди перестают обращаться к врачам-наркологам, в результате болезнь заходит столь далеко, что личность теряется необратимо.

- Мой вопрос отталкивается от запрета психоактивных веществ. Но в магазинах, аптеках в свободной продаже столько всяких «фанфуриков», жидкостей для мытья стёкол на основе этилового спирта и т.д. Они дешевы, по карману и взрослым, и подросткам....

А. Пантелеев: Более того. Даже в деревнях самогон в чистом виде уже не продают, а добавляют в брагу этиловый спирт.

Н. Ермаков: К сожалению, в наших аптеках продают что угодно и кому угодно в любых количествах. Проверить мы их не можем. Например, нашёл я аптеку, торгующую спиртосодержащими жидкостями. Или обнаружил, что в одной уважаемой аптечной сети мусорный бак при входе полон упаковок из-под этих пузырьков. Говорю: «Поимейте совесть, хотя бы уберите эту гадость!» И что? Как торговали, так и продолжают торговать, наживаясь на людской беде.

А. Тереничев: Примерно каждый десятый вызов «скорой» связан с заболеванием, вызванным алкогольным опьянением, абстинентным синдромом, либо опьянение послужило причиной бытовой травмы: выпил, упал, сломал руку. Иногда приезжаем мы в какой-то отдалённый район города или деревню, и на нашу «мигалочку» люди идут как зомби из фильмов ужасов. Кто-то хочет выйти из запоя, кто-то с тяжелого похмелья... И проблема эта такого масштаба, что лечить уже надо не столько конкретных индивидуумов, сколько всё наше больное общество. Поясню, что я имею в виду. 
Нас с детства учат оперировать информационными категориями, а разум не разрабатывают. Все хотят счастья, любви, ласки, но способы, как этого достигнуть, нигде не прописаны. Например, хочется любви, но почему жениться надо только на длинноногой блондинке со стервозным характером?! Любви-то как раз от неё не дождёшься. То же самое с алкоголем. Все хотят счастья? Налей водки в стакан, отпей глоток и будет тебе «жидкое счастье». Ясно, что алкоголь помогает изменить внутреннее состояние человека, снять напряжение. Но к чему приводит алкоголь? Это тяжкие соматические недуги, с которыми имеют дело врачи, не менее тяжкие социальные последствия (алкоголик теряет семью, работу). Но беда в том, что между причиной - алкоголем и последствиями связи, в основном, не видят никакой. Здесь задача сложная. Прежде всего, надо научиться со стороны взглянуть на самого себя, научиться самому себе говорить правду.

Согласен с Алексеем Рафаиловичем: когда люди приходят на занятия общества алкоголиков, каждый ищет свою истину, каждый открыт для других. Для многих это проще, чем выполнять обязательные рекомендации врача. Но прежде чем начать лечить общество, государство само не должно поступать, как пьяный. Мы уже обсуждали запретительные меры, доходящие до абсурда.

А. Пантелеев: К чему это приводит? Человек, вставший на учёт как алкоголик не может получить водительские права. Если для него это единственный способ заработать, то вполне возможен срыв: от отчаяния он снова начнёт пить...

В доперестроечные времена с пьянством успешно боролись такие общественные институты, как профсоюзные собрания, товарищеские суды и т.д. Алкоголиков направляли в ЛТП, и какое-то время семьи хотя бы могли от них отдохнуть. Но всё это, к сожалению, в прошлом, сейчас люди оказались предоставленными самим себе. Пьющие личности, и таких очень много, находятся как бы вне общества, вот что страшно... И у местных властей руки связаны.

Н. Ермаков: Шуя по заболеваемости алкоголизмом занимает в области второе место после Вичуги, превышая в 2,5 раза общероссийский показатель. Конечно, эти цифры ни в коем случае не дают представления об истинном положении вещей. На деле всё ещё хуже. И это отнюдь не медицинская, это чисто социальная проблема, которой должно заниматься государство, но не полумерами, как сейчас. Многие регионы, в частности, в Сибири, передали часть своих функций муниципалитетам. У нас же регион ещё что-то может сделать, а муниципалитет - практически ничего. Да, первичной профилактикой достаточно много занимаются учреждения образования, но, и с этим я абсолютно согласен, прав у муниципалитета никаких нет ни по запрету, ни по согласованию, ни по разрешению. Мы можем только смотреть на эти безобразия и периодически сообщать о них «наверх», чтобы пришли с проверками из полиции или контролирующих органов области. 
Иными словами, муниципалитеты должны получить какие-то права, чтобы навести порядок на своих территориях, регулировать и места, и «точки» продажи спиртного не так, как сейчас. А проблема-то в чём? Огромные деньги, которые крутятся в этом бизнесе. Поэтому и лоббируют законопроекты депутаты различных уровней. По моему глубокому убеждению, торговля спиртным должна быть монополией государства со всевозможными ограничениями продажи. Пусть хотя бы деньги текут не в частные карманы, а в госбюджет.

- Сейчас развернулась настоящая полемика вокруг законопроекта, что водку можно будет продавать молодым людям только после того, как им исполнится 21 год. Что вы на это скажете?

Н. Ермаков: Какой крик подняли, как же, хотят ущемить права личности! А мы теряем уже не одно поколение таких «личностей». Получаем детей-уродов с различными патологиями. Возьмём хотя бы первородящих женщин в возрасте до 23 лет, 80% которых не скрывают, что выпивали в течение беременности. Их дети уже не могут быть полноценными!

Протоиерей Василий Добычин: Я буду очень рад, если возобладает здравый смысл и спиртное начнут продавать с 21 года. Нужно понять, что к 21 году человек не только формируется физиологически, а главное - психика встаёт на своё место. Юноши к тому же успевают отслужить в армии.

Н. Ермаков: Табак теперь спрятали, он не бьёт в глаза, а спиртным торгуют на каждом углу. В Европе всё иначе. Возьмём хотя бы Стокгольм, столицу Швеции. На весь город-миллионник менее 10 «точек» продажи спиртного, к которым выстраиваются огромные очереди. Причём, торгуют только в определённое время и не каждый день. А у нас? Неподалёку от ЦРБ есть магазинчик, где продают спиртное. Как ни пытался я доказать пагубность такого соседства, ничего у меня не вышло. До входа более 50 метров, а значит, разрешено, и наши пациенты из травмы с переломами проторили туда дорожку... 
Или ещё пример. 150-граммовые стаканчики с крышечками продают прямо в магазинах. Пей хоть прямо у прилавка! Кто за этим может уследить? Только органы внутренних дел, но у них есть задачи и поважнее. Местные власти ничего не могут сделать. Поэтому повторюсь: муниципалитету нужны права и нужна государственная монополия на торговлю спиртным.

И. Крюков: У меня предложения к Алексею Ивановичу Тереничеву, ведь он является также депутатом городской Думы, и к представителю городской администрации Николаю Акимовичу Ермакову. Можно ли разместить на машинах «скорой помощи» наклейки, социальную рекламу, призывающую к здоровому образу жизни? Мы бы сами заказали такие наклейки. Николай Акимович сказал, что муниципалитеты не наделены практически никакими полномочиями. Но хотелось бы, чтобы 11 сентября - во Всероссийский день трезвости, который празднуется второй год, хотя бы до 12 часов дня .в городе не продавался алкоголь.

Н. Ермаков: Два слова о социальной рекламе на «скорой». На спецтранспорте никаких наклеек быть не должно, это запрещено. А вот автобусы частных перевозчиков задействовать можно! Будем договариваться с самими перевозчиками, некоторые из которых являются депутатами городской Думы, им и карты в руки. Что касается Дня трезвости, то, в принципе, ограничить торговлю спиртным вполне возможно. Ведь это не праздник, когда пьют и гуляют, а важное общественно-политическое мероприятие. И уж если запрещать торговлю спиртным, то не до 12 часов, а на весь день. Тогда это мероприятие заметят. Пусть наши депутаты выходят с таким предложением на областную Думу, Дума принимает соответствующий региональный закон.

И. Крюков: Ещё вопрос. Недавно принята поправка к антитабачному законодательству, что нельзя курить на остановках общественного автотранспорта. Но курят всё равно! Нельзя ли получить разрешение администрации для расклейки на остановках запрещающих знаков?

Н. Ермаков: Законодательство это не запрещает. Давайте готовить письмо на имя главы администрации города, чтобы было принято соответствующее распоряжение.

А. Тереничев: Во многих автобусах такие знаки уже висят...

Хотелось бы выслушать точку зрения тех, кто непосредственно работает с детьми и подростками.

Е. Камышева: В 90-е годы произошёл перелом в общественном сознании, и наша комиссия по делам несовершеннолетних работает сейчас с последствиями этого перелома - злоупотреблениями алкоголем и психоактивными веществами детей, подростков. Для сравнения взяла статистические отчёты за 2014-2015 годы. Количество материалов по так называемым «пьяным» статьям примерно то же самое. Но за последние годы наблюдается тенденция к увеличению материалов в отношении родителей, которые не должным образом исполняют свои родительские обязанности. В первую очередь, это связано с алкоголем. Так, на прошлом заседании комиссии привлекалась к административной ответственности мать за то, что в 5 часов утра находилась в баре «Пробка» с ребёнком, которому не исполнилось ещё шести лет. Из путаных объяснений матери трудно было понять, или она искала своего гражданского мужа по злачным местам, взяв с собой ребёнка, или муж её там искал, а женщина оказалась замешанной в пьяной драке и в это время уже находилась в отделении полиции... Но тем не менее ребёнок оказался в ненужное время в ненужном месте. - Помнится, был принят региональный закон, определяющий ответственность родителей за нахождение детей до 18 лет в подобных учреждениях. Он работает и сейчас?

Е. Камышева: К сожалению, этот региональный закон, видимо, не подпадал под какие-то нормы федерального законодательства и был отменён. Конечно, очень хотелось бы возвратить его. В своё время мы на основании этого закона определили решением Думы перечень мест, где реализуют алкогольную продукцию, куда вход несовершеннолетним был запрещён на уровне муниципалитета. Но с утратой законных оснований и эти нормативные документы перестали работать. Поскольку мы сегодня собрались по инициативе общества трезвости, хочу сказать о том, что в комиссию входят представители систем профилактики, образования, здравоохранения и т.д. Да, мы не можем направить кого-то на принудительное лечение, принять такое решение правомочен только суд, но мы можем дать рекомендации на проведение консультирования как подростков, так и их родителей. Так, может быть, представители общества согласятся, чтобы их включили в состав комиссии по делам несовершеннолетних? Буквально на каждом заседании у нас рассматривается порядка 20 материалов, и львиная доля их связана с употреблением алкоголя как родителями, так и детьми, поэтому так важно получить информацию из первых рук, а в дальнейшем подключиться к профилактической работе с семьёй или подростком. Думаю, это будет правильно, объективно и принесёт безусловную пользу.

И. Крюков: Я только «за».- Елена Игоревна, можно ли из сказанного Вами сделать вывод, что истоки бедствия под названием алкоголизи следует искать в семье?

Е. Камышева: Безусловно. Да, школы, учреждения профессионального образования проводят огромную профилактическую работу, но если в семьх пьют родители, имеют отклонения в поведении, то и дети будут копировать их образ жизни. Плохо, что теперь мы не можем воздействовать на взрослых людей с помощью трудовых коллективов, различных общественных организаций, как было в доперестроечные времена, но с детьми работать можно и нужно, и в дальнейшем это, возможно, даст свои плоды.

Н. Ермаков: Крепкие предприятия и сейчас продолжают заниматься профилактикой, а те, которые балансируют на грани выживания, конечно, нет. Загляните в Интернет. Мне понравилась компания «Русал», где активно ведётся антиалкогольная работа. А руководителям наших предприятий, даже тем, которые остаются на плаву, это просто не нужно. Зачем тратить время на пьяниц? Их проще уволить по статье, и свято место при нынешней безработице пусто не будет. Да и к руководству предприятиями пришли, в основном, «пришлые» люди, которые не болеют душой за наш город...

А. Тереничев: Как можно лечить от алкоголизма отдельно взятого индивидуума, когда, по моему убеждению, больно всё общество?

Н. Ермаков: И тем не менее убеждён, что начинать эту работу надо с раннего детства, со школы, а у нас сейчас далеко не в каждой школе есть психологи и социальные педагоги... - Вопрос представителям отделов образования: таких специалистов самих по себе не хватает, есть незанятые вакансии или школы просто стеснены в средствах и на могут позволить взять их в штат?

Е. Катырева: Это двоякая проблема. И кадров не хватает, и у маленьких школ недостаточно средств для оплаты их труда. В больших школах ставки психологов и социальных педагогов введены, а в маленьких школах мы стараемся решить эту проблему, объединяя школы «по кустам», рассматривая вопросы на методических объединениях, привлекая к работе психологов из более крупных школ. Такая практика существует. Очень много делают классные руководители, привлекая специальные организации для помощи в решении этих вопросов, сопровождения семей, требующих особого внимания. - Какая модель была бы с Вашей точки зрения оптимальной? В большой школе достаточно одного психолога или их нужно для разных возрастных категорий учащихся?

Е. Катырева: Я думаю, что такая плановая, целенаправленная работа должна строиться в комплексе социального педагога и психолога. Подобная связка работала бы на все сто процентов. Это помощь и классным руководителям, и всему педагогическому коллективу, и родителям.

Е. Скворцова: Не будем забывать, что к нам присоединяются ещё и наши партнёры - полиция, здравоохранение. Школы стали более тесно сотрудничать с обществом трезвости, православным духовенством. Конечно, главное направление у нас - профилактическая работа. Сельским школам полегче в том плане, что родители у нас на виду, мы можем более тесно взаимодействовать с ними. А в целом согласна с Еленой Витальевной, что связка - социальный педагог и психолог - необходимы в каждом образовательном учреждении. Крупные школы их имеют, а для малокомплектных школ такой возможности уже нет. - Мне всегда казалось, что на селе несколько иной менталитет учителя. В нему более уважительное, доброе отношение со стороны местных жителей...

Е. Скворцова: Так оно и есть. Авторитет учителя продолжает работать.

Е. Катырева: Давайте затронем такую тему, как СМИ. Из года в год накануне Дня учителя все ток-шоу затрагивают эту тему только с негативной точки зрения, навязывая предвзятое мнение об учителе и школе в целом. Мы воспитываем личным примером, правильно? Но какой пример перед глазами детей и их родителей, если обществу преподносится сплошной негатив? Необходимо распространять позитивный опыт успешных людей.

И. Крюков: У меня есть предложение и для наших отделов образования. Мы со своей выставкой побывали уже во многих школах, но порой выставка получается «молчаливой», по её материалам в некоторых школах никакой работы не ведётся. А ведь мы тоже могли бы прийти в школу, пообщаться с детьми, показать видеоролики общественной организации «Общее дело», которые ничего, кроме пользы, не принесут.

Протоиерей Василий Добычин: Это не совсем так. Про все школы не могу сказать, но доподлинно знаю, что в части школ классные руководители работали с этой выставкой, доступным образом знакомили с ней учеников. - Но если гора не идёт к Магомету, то Магомет идёт к горе! Если в какой- то школе ваша выставка остаётся «молчаливой», почему бы обществу трезвости не обратиться к директору школы, а если не поможет - в муниципальные отделы образования? Не сомневаюсь, что проблема тут же была бы решена.

Е. Камышева: Никогда не устану повторять: всё начинается с семьи, поэтому было бы очень хорошо, если б эти видеоролики были показаны не только на классных часах детям, но и их родителям на школьных собраниях.

Протоиерей Василий Добычин: Здесь была затронута важная тема - несовершенство законодательства. Если вспомнить наше детство, то зайти в магазин, где продавали водку, ребёнку было практически невозможно. Водка продавалась с отдельного хода. Конечно, было очень любопытно заглянуть туда хоть одним глазком. На полках - от силы 6-7 видов горячительных напитков, коньяк и всё. Очень хорошо что сейчас закрыли табачные отделы, потому что красочные упаковки сигарет уже сами по себе были чрезвычайно привлекательны для подростков. Хорошо было бы, если б алкоголь тоже продавался в специализированных магазинах, как в Стокгольме. Ещё один важный вопрос - медвытрезвители. На прошлой неделе вдруг вспомнили на государственном уровне: ай как плохо, что мы их закрыли! А статистика-то страшноватая: за год в нашей стране только от переохлаждения в состоянии алкогольного опьянения погибло 60 тыс. человек. То есть, замёрзли пьяными. А куда их девать? Раньше можно было позвонить в медвытрезвитель, сообщить, что пьяный валяется на улице. И ведь далеко не все они - люди асоциальные. Бывает, что и вполне добропорядочный гражданин переберёт спиртного и не сможет дойти до дома... - Когда медвытрезвители закрывали, наша газета писала о том, что этого не следует делать...

Протоиерей Василий Добычин: Давайте вспомним и о том, что в Указе Президента было сказано о закрытии медвытрезвителей там, где это целесообразно. А чиновники в целях экономии позакрывали медвытрезвители везде, видимо, в надежде на глобальное потепление...

Н. Ермаков: Область сразу зашегутилась по этому поводу, а то, что я ещё несколько лет назад писал о недопустимости закрытия медвытрезвителей, почитали и забыли...

Протоиерей Василий Добычин: Хочу сказать и о том, что важную роль здесь играет наш менталитет. Общество в Европе по-другому смотрит на нарушения закона, которые совершает сосед. Каждый считает своим долгом сообщить о неблаговидном поступке соседа куда надо, это не расценивается окружающими как «стукачество». А что у нас? Идёшь по лестнице в многоэтажке. На каждой лестничной площадке таблички «Не кури!» и трое- четверо стоят, дымят. Подхожу, говорю: «Что вы делаете? Выше вас в трёх квартирах дети, а дым, как известно, поднимается кверху». В ответ слышу: «А твоё какое дело?». И никто из соседей не позвонит в полицию, чтобы приехали, составили административный протокол на курильщиков. Или ещё такое наблюдение. Регулярно в начале учебного года около нашего прихода появляется группа пьяных подростков из ближайшего учебного заведения. Как правило, это первый курс, вырвавшийся на свободу из-под родительского присмотра. Могу провести аналогию с теми молодыми людьми, которые отправляются на заработки в большие города и там бывают предоставлены самим себе. Как удержаться от соблазна не попробовать запретный плод? Тормозов нет, родители далеко, никто меня не знает.. Это беда нашего общества. Сколько из-за этого происходит разводов, сколько детей растёт в неполных семьях! Но вернусь к первокурсникам. Проходит год. Тех, кто ничего не хочет понимать и совсем отбился от рук, отчисляют, остальные берутся за ум. Где- то на них повоздействуют в учебном заведении, где-то - на комиссии по делам несовершеннолетних, в полиции, где-то сами поумнеют и научатся обходить острые углы.

Е. Камышева: Иллюстрация к сказанному - недавнее заседание нашей комиссии. Трое парней из Верхнего Ландеха, Палеха и Комсомольска учатся на и первом курсе Шуйского многопрофильного колледжа. Все были задержаны в пьяном виде, и только один из них, из Верхнего Ландеха, сказал: «Простите, пожалуйста, я больше не буду! Только не сообщайте родителям, они ничего не знают!». Остальные восприняли происходящее, как будто так и надо. - То есть, Вы тоже считаете, что корни зла - в семье?

Протоиерей Василий Добычин: Убеждён, что для молодого поколения в 90% случаев модель поведения - семья, остальное - наше окружение. И очень хорошо, что сейчас реализуются социальные проекты по привлечению молодёжи, допустим, к хоккею, футболу, здоровому образу жизни. Конечно, регион наш дотационный и таких площадок ещё недостаточно, но они уже начали появляться. И в нашем городе теперь есть зелёное футбольное поле, бассейн. В Филино - хоккейная и детская игровая лощадка. Да оттуда дети не вылезают! - Хотелось бы услышать мнение отца Иринарха.Он впервые за нашим «круглым столом».

Иеромонах Иринарх (Левинтович): Алкоголизм - это проблема даже не медицины, не психиатрии, это проблема духовная. Человек с помощью спиртного решает свои внутренние проблемы, Это страсть, с которой он сам справиться не может. У алкоголика уже нет иного пути, это так называемое тоннельное видение. Даже если медики почистят ему кровь, они не помогут, потому что пагубное пристрастие остаётся. Алкоголик может сходить к психиатру, бабке, может закодироваться и продержаться год-два, но внутреннее напряжение продолжает расти, появляются признаки серьёзных психических заболеваний. Не случайно родные тех, кто закодировался, иногда говорят: «Уж лучше бы пил...». А потом алкоголик снова сорвётся, и будет это страшнее прежнего. То есть, лечат от одного, а человек попадает в худшее положение. Не случайно православная церковь приняла концепцию по борьбе с алкоголизмом. У нас это немного не так понимается. Считается, что человек живёт духовной жизнью, если он ходит, например, в театры, музеи, занимается наукой, искусством. Но чтобы измениться духовно, получить полное исцеление, пьющий человек должен обратиться к Богу. Духовная радость не сравнится ни с какой другой. Если человек ощутил эту радость, ему стало хорошо, зачем ему пить? Я же не стану после ананаса есть гнилую картошку. Потому что одно дело - бросить пить, другое - научиться трезвому образу жизни. Это разные вещи. - Можете ли Вы вспомнить конкретные случаи, когда люди пришли в храм, приобщились к церковным таинствам и это помогло им отказаться от своего пагубного пристрастия?

Иеромонах Иринарх (Левинтович): При нашем храме тоже существует общество трезвости. Фактически целый приход сформирован из людей, которые бросили пить, стали воцерквлёнными.

И. Крюков: В заключение нашего разговора хотелось бы обратиться к присутствующим здесь представителям городской администрации, Думы по проведению Всероссийского дня трезвости. Пока мы его проводим силами общества трезвости, прихода Преображенского храма, а хотелось бы, чтобы ещё и город подключился, чтобы это было масштабное, запоминающееся мероприятие.

А. Пантелеев: Будем все вместе лечить общество, это замечательная идея!

 

Материал к печати подготовила Елена СУШИНА.

Яндекс цитирования 1HS - Платный хостинг, аренда серверов, регистрация доменов по самым выгодным ценам
Оригинальная идея - Приморское отделение СБНТ

Разработка и дизайн сайта - WebSCom.ru
Система управления сайтом - CMS ProSET™ QuickSite